Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: яой (список заголовков)
21:07 

Вражеская страсть

Самый хороший учитель в жизни — опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво.
Название: Вражеская страсть.
Автор: Laura Ryuzaki.
Бета: Laura Ryuzaki.
Фэндом: Death Note.
Рейтинг: NC-17
Дисклеймер: От прав на персонажей снова отказываюсь!
Пейринг (трио): Лайт\L\Бейонд
Жанр: яой
Содержание: Все хотят L))).
Статус: закончен.
Копирование: с обязательным указанием автора!
Предупреждение: Милые ребятки, не повторяйте мои названия, найду везде!!!
От автора: Приятного прочтения!

***
Вечерело. L стоял у окна и смотрел на поглощаемый сумраком город. Он услышал, как отворилась дверь, но не повернул головы. В отражении оконного стекла он увидел Ягами Лайта.
- Ты давно не приходил сюда, Лайт-кун, - проговорил он.
Лайт подошел к L и положил руки на его плечи.
- Прости, Рюузаки. Я тоже скучал по тебе. Посмотри на меня.
L обернулся и заглянул в глаза Ягами.
- Рюузаки, - начал Лайт. - Меня мучает один вопрос, и я хочу, чтобы ты ответил мне честно.
- Хорошо, Лайт-кун. О чем ты хочешь спрсить меня?
- Скажи, Рюузаки. Если бы я оказался Кирой, и об этом узнал бы только ты... Что бы ты сделал?
Глаза L словно заглядывали в самую глубину души Ягами Лайта. Но детектив молчал.
-Смог бы ты пожертвовать ради справедливости своим единственным другом? - продолжал Лайт. - Даже если я пообещал бы больше не убивать?
L отвел взгляд, но его ответом по-прежнему было молчание. Лайт приблизился к Рюузаки почти вплотную и снова приобнял его за плечи.
- Скажи... Любишь ли ты меня хоть немного, Рюузаки?...
Глаза L по-прежнему смотрели вниз.
- К чему такие вопросы, Лайт-кун? - произнес он.
- Ты не сказал "нет", - прошептал Лайт. - Как я рад этому...
- Но, Лайт-кун, - начал было L, но Лайт внезапно накрыл его губы своими... Он целовал его неизмеримо долго, и губы L открылись ему навстречу, а язык мягко проник в рот Ягами. У Лайта от сладких ощущений закружилась голова; он запустил руки под белую кофту L и начал гладить его тело, нежно, но властно прижимая его к себе. Держа друг друга в объятиях, они постепенно преместились по направлению к кровати L, и Лайт мягким движением усадил Рюузаки на постель. Торопливо расстегнув свою рубашку, Лайт снял ее и опустился на колени перед L.
- Сними, пожалуйста..., - прошептал он, подняв глаза на детектива. - Я хочу видеть тебя...
L снял через голову свою кофту, и Лайт, не помня себя, прижался лицом к его обнаженному торсу, беспрерывно покрывая его поцелуями... Прерывисто вздыхая, L бессознательно положил руку на затылок Ягами, ласково гладя его по волосам и крепче прижимая к себе ладонью его голову. Поцелуи Лайта опускались все ниже, а пальцы потянулись к молнии джинсов, расстегивая их.
- Лайт-кун, чт ты делаешь..., - выдохнул L,
- Молчи, Рюузаки... Позволь мне все сделать самому...
Лайт освободил напряженную плоть L и начал жадно целовать, пока наконец не окутал теплом своего рта. L тихо застонал и вцепился пальцами руки в волосы друга. Тем временем Лайт свободной рукой ласкал себя сам, - так велико было возбуждение от прикосновению к телу Рюузаки. Когда его готовность достигла пика, он отстранился от L. повернув его к себе спиной и прижавшись к нему снова всем телом. L ощутил, насколько сильно напряглась плоть Ягами. Лайт обнял его, проведя пальцами по его губам, проникая в теплую глубину его рта. L обхватил губами пальцы Лайта и скользнул по ним языком. Целуя спину Рюузаки, Лайт опустил руку и, исследуя тело друга, мягко проник в него пальцами. L шумно выдохнул и пошевелился, инстинктивно пытаясь высвободиться, но Ягами навалился на него своим телом и прижал к кровати его руку своей, переплетя пальцы с его пальцами.
- Не вырывайся... пожалуйста... Только один раз... Чтобы на всю жизнь..., - сквозь пелену возбуждения и стыда долетел до Рюузаки прерывистый, сбивающийся шепот Ягами.
Тяжело дыша, с трудом Лайт начал входить в него. L застонал, его глаза прикрылись, на лице выступил неожиданный румянец. Он попытался расслабиться, впуская Лайта полностью. Дыхание Ягами стало шумным, он начал ритмично двигаться внутри L, заставляя того стонать снова и снова. Голова Лайта наклонилась к плечу Рюузаки, а губы жарко прошептали в самое ухо:
- Я Кира...
- Как это прекрасно - видеть тебя таким, L..., - донесся до них чужой вкрадчивый шепот. Из темноты комнаты неслышными шагами выступила человеческая фигура. Юноша был похож на L, как его собственное отражение в зеркале. Сквозь дымку полуприкрытых глаз L увидел, как человек подошел к нему и опустился на колени около постели. Лайт же не мог остановиться, он продолжал свои проникающие движения в тело L, не в силах справиться с желанием...
- Я проникну в любую дверь, L..., - прошептал новоприбывший. - Но еще больше я желал бы проникнуть в твое тело... Ты ведь помнишь ББ? Я одержим тобой, L... Я привлекал твое внимание, убивая людей, но всегда мечтал привлечь его таким, более приятным способом...
Он приблизил свое лицо к лицу Рюузаки, тело которого двигалось в такт движениям Лайта, и губами начал собирать капельки пота, выступившие на лице L. Детектив тяжело дышал, все его тело ослабело, поддаваясь чужой власти. Лайт не прекращал двигаться внутри него, а Бейонд в это время приник губами к губам L и ворвался языком в его рот. В этот момент Лайт, крепко державший Рюузаки, задрожал и с прерывистым стоном излился в него...
Откинувшись на постель, он пытался справиться со сбившимся дыханием, а L оказался в объятиях Бейонда.
- Не волнуйся, - шептал ББ прямо в его губы. - Когда оказываешься в постели со своим врагом, он более не враг тебе... Я так хочу твое тело... Хочу испить тебя до дна, без остатка... Как ты измучен, L..., - его руки гладили каждый сантиметр тела детектива, не останавливаясь ни на секунду; губы повторяли путь его ладоней... Опустившись позади L, он провел языком вдоль его позвоночника вниз, по направлению к истерзанным бедрам. Там его язык стал смелее, попытавшись проникнуть внутрь. L снова застонал и повернулся. Ягами Лайт обнял его сзади, прислонив спиной к своему телу. Его рука гладила L по волосам, в то время как Бейонд приник губами к возбужденной плоти Рюузаки и начал ритмично двигаться с таким наслаждением, словно изголодался. Шумно и прерывисто дыша, L, не удержавшись, излился в теплоту рта Бейонда.Тот наклонился, слизывая оставшиеся капельки влаги с обессиленного тела Рюузаки. Тело L было словно ватное, окружающие звуки слились в одну неразборчивую массу, и L провалился куда-то в небытие. Последнее, что он запомнил, - ощущение обнаженным телом мокрой от пота простыни и отголосок собственного протяжного стона...

@темы: Death Note, NC-17, аниме, фанфики, яой

21:04 

Дилемма

Самый хороший учитель в жизни — опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво.
Название: Дилемма.
Автор: Laura Ryuzaki.
Бета: Собственной персоной.
Рейтинг: NC-17
Фэндом: Death Note.
Дисклеймер: От прав на персонажей по-прежнему отказываюсь!
Пейринг: L\Light
Жанр: Ангст. Slash. Яой.
Содержание: Дилемма Ягами Лайта - Киры. Убить L? Любить L? Изменение в сюжете: L выживает.
Статус: закончен.
Копирование: с обязательным указанием автора!
Запрещается: использовать мои названия или содержание под чужим именем!!! найду везде!
От автора: Приятного прочтения!

...Я ХОЧУ ЕГО СМЕРТИ.
Да кто он такой? Почему он постоянно смотрит на меня таким взглядом? Недоверие... Я ведь не напрашивался, он сам назвал меня своим другом. И в то же время он ни на минуту, ни на секунду не доверял мне...
Он наблюдает... Хочет поймать меня за руку. Не для того, чтобы выставить перед общественностью с заявлением: "Вот он, Кира!" Отнюдь. Он жаждет этого ради себя самого. Он уже обо всем догадался и ждет только лишь доказательств, лишних подтверждений своей догадки.
Он знал все с самого начала.
И ОН ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ...

Несколько месяцев мы с ним жили бок о бок на расстоянии цепи. Если говорить о нас с ним вместе, то почти во всем мы абсолютно идентичны. Несмотря на свои амбиции, я прекрасно отдаю себе отчет в том, что наше соперничество может быть бесконечным. ОН ДОЛЖЕН УЙТИ С МОЕЙ ДОРОГИ.
Это должно было случиться тогда. Но...
Нечто неожиданное озадачило меня, заставило поменять мои блестящие планы. Нет, я понял, что случилось с Ватари. Поразило меня другое.
Его голос.
- Ватари! - позвал Рюузаки. - Ватари...
Это был голос испуганного ребенка, который навсегда теряет единственного близкого ему человека.
Я рванулся и выбежал из комнаты.
- Остановись, Рем! - закричал я что есть мочи.
Огромный белый силуэт материализовался передо мной.
- Лайт?
Мое сердце колотилось как бешеное.
- Рем, ты успела записать имя Рюузаки?
- Нет, Ягами Лайт. Ты прервал меня.
Усилием воли я попытался взять себя в руки.
- Не пиши его. Я все обдумал. Я смогу защитить Мису.
- Я тебя не понимаю, Ягами Лайт.
- Просто доверься мне, Рем.
Не мог же я признаться Богу смерти, что САМ СЕБЯ НЕ ПОНИМАЮ! Что-то щелкнуло внутри меня, словно переключилось, когда я услышал тот срывающийся голос.
- Рем, я скажу тебе, когда сделать это.
Как знаешь, - силуэт Бога смерти растворился в воздухе так же внезапно, как и появился.
***
Похоронами Ватари L занимался сам. За все это время он не проронил ни одной слезы. Наверное, он просто не умел плакать. Но я чувствовал, что душа его будто сжата в комок. На вопросы он отвечал короткими сухими фразами и не смотрел никому в глаза. Ему пытались выражать свое сочувствие, но разве оно было нужно в такой момент? Я просто стоял рядом с ним и молчал.
Все равно... ВСКОРЕ ОН ДОЛЖЕН УМЕРЕТЬ. Кира продолжит свою миссию.
...НО НЕ СЕЙЧАС...
По крайней мере, на какое-то время я вывел его из игры.
Маленькая комната в штабе... Эта комната сама по себе воплощала одиночество. После похорон он ушел туда и не выходил весь день.
Я тихонько постучал.
- Рюузаки! Это Лайт.
- Входи, не заперто, - донесся до меня его голос. И я вошел.
Он сидел на диване на корточках, обхватив руками ноги и подтянув колени к подбородку. Глаза его неподвижно смотрели в одну точку перед собой. Я поставил на стол поднос, который держал в руках, и встал перед ним.
- Рюузаки. Я принес тебе поесть.
- Спасибо.
Он не повернул головы. Словно даже не уловил того, что я сказал. Он надломлен. И теперь он с двойной яростью будет мстить Кире. Мстить мне...
Я ХОЧУ ЕГО СМЕРТИ. Я УЖЕ ЖАЛЕЮ, ЧТО ОСТАНОВИЛСЯ.
- Счастливый ты, Лайт-кун, - вдруг заговорил он тихим голосом.
- А?... - к чему он клонит?
- У тебя есть семья, родители... У тебя замечательные родители. Береги их.
- Да, я знаю, Рюузаки.
- Когда я встретил Ватари, - он говорил, по-прежнему глядя перед собой, - я был совсем маленьким, у меня не было никого в целом мире. Он привез меня в свой приют. Со мной всегда эти воспоминания. Мы стояли у ворот, и я держал его за руку. С неба падал крупными хлопьями снег. Это было очень красиво. И еще... звонили колокола. Ты когда-нибудь слышал колокола, Лайт-кун?
- Нет, Рюузаки. Где бы я мог их слышать? - удивился я.
- А я до сих пор слышу их в своей голове..., - голос его стал глуше. Он вдруг прижал свою ладонь к губам. Эта ладонь задрожала.
В этот момент я испугался.
ИСПУГАЛСЯ СВОИХ ЧУВСТВ.
Потому что я увидел, как Рюузаки плачет. Слезы тяжелыми каплями текли по его щекам и падали на дрожащие пальцы, прижатые к лицу.
ЭТО БЫЛО СЛИШКОМ.
Мне хотелось уйти.
Я не мог уйти... И не мог вымолвить ни слова.
- Он спросил, не холодно ли мне, - продолжал Рюузаки глухим шепотом. - Он присел передо мной на корточки и завязал потуже мой шарф. Я ответил ему, что так тепло мне еще никогда не было. Он встал и снова взял меня за руку. Мне было так хорошо, что я крепко сжал его руку, чтобы никто не мог забрать его у меня...
Он говорил, а слезы все текли и текли, и их было так много, что я даже удивился. Я раньше никогда не видел, как плачет мужчина. Мне было не по себе. Но я не мог оторвать взгляда.
Его судорожные вздохи сопровождались вздрагиванием плеч. Повинуясь порыву, я наклонился к нему и положил свои руки на его плечи. Заглянул в его глаза.
- Рюузаки.
Его взгляд наконец-то сфокусировался на моем лице. Я едва не отшатнулся, - такую беззащитность и боль я прочел в этих глазах.
- Рюузаки. Успокойся. Воспоминания не нужно оплакивать. Их нужно беречь...
- Я не уберег Ватари...
- Не терзай себя. Ты не виноват.
- Да какая, к черту, разница! - вдруг вскричал он и вскочил на ноги. Мокрые глаза метнули молнии. Я не узнал спокойного и рассудительного L. - Ватари больше нет, и виноват в этом Кира! А я сам по себе не нужен никому, - ни тебе, ни им, - он махнул рукой в сторну двери. - Уходи, Лайт-кун.
Я не мог сдвинуться с места.
- Рюузаки...
- Хорошо, я уйду сам.
Он рванулся с места и выбежал из комнаты. Тревожное предчувствие всколыхнулось во мне, и я побежал за ним. Двери лифта закрылись передо мной, и я стремглав помчался по лестнице вниз. Услышав в подземном гараже рев мотора, я ринулся туда. Автомобиль уже готов был тронуться с места, и я что есть силы рванул вперед, открыл дверцу и впрыгнул на сиденье. казалось, что от быстрого бега сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
Что ты задумал, Рюузаки? - задыхаясь, промолвил я.
- Я хочу уехать. Мне нужна скорость.
- Ты сошел с ума! Разве ты умеешь водить машину?
- Умею.
- Тогда я еду с тобой.
- Как знаешь...
Неизвестно, как долго мы мотались по горду. Затем выехали на шоссе и гнали с огромной скоростью. Наконец он остановил машину на обочине. Я взглянул на него. Его глаза по-прежнему были мокрыми.
ЧТО Я НАДЕЛАЛ...
Он хотел выйти из машины. Я схватил его за руку.
- Ты куда, Рюузаки?
- Не знаю... Хочется бежать, не разбирая дороги... Ведь никому нет дела. Пусти!
Он дернулся, попытаясь выхватить свою руку из моей, но я крепко держал ее.
- Пусти, Лайт-кун! - голос его сорвался. Свободной рукой я обхватил его затылок и крепко прижал его голову к своей груди. Он напрягся, сопротивляясь. Я мертвой хваткой держал его, не отпуская.
И тут его рыдания прорвались наружу. Он плакал в голос, и я чувствовал, как сквозь джемпер прожигают мою грудь его слезы.
Сколько слез в одном человеке...
Его рыдания становились все тише, плечи еще вздрагивали. Моя ладонь гладила его по волосам, не подчиняясь моему разуму.
Он отстранился и прошептал, опустив голову:
- Прости меня...
- Пустяки, - промолвил я. Он поднял на меня свои удивительные глаза.
- Я не помню, когда я плакал последний раз... Наверное, в глубоком детстве, - он грустно улыбнулся.
- Поэтому ты не знал, как успокоиться, да?
- Наверное... Но ты мне помог, Лайт-кун.
- Я рад.
Я вздохнул.
Я ЖЕЛАЮ ЕМУ СМЕРТИ! ОН СТОИТ НА ДОРОГЕ КИРЫ! ТОЛЬКО ПОЧЕМУ В ГРУДИ ТАК ТЯЖЕЛО?...
- А ты сам, Рюузаки? Ведь тебе самому никто не нужен. По крайней мере, своим поведением ты все время давал понять, что тебе легче в одиночестве.
Он снова грустно улыбнулся и посмотрел на меня.
Ты так думаешь, Лайт-кун? Тогда ответь, для чего, по-твоему, я приковывал тебя к себе наручниками?
Я пожал плечами.
- Все из-за твоего дурацкого недоверия. Хотя я постоянно твердил тебе, что я не Кира.
- Да, тогда ты не был Кирой, - задумчиво произнес он.
Как же он выводит меня из себя своими подозрениями! УБЬЮ ЕГО!!!
- Но дело не в этом, - он смотрел на меня в упор. - Человек, который мне небезразличен, находился рядом все это время.
- И где же? - удивился я.
- На другом конце цепи, что висела на моей руке...

***

БУМ!!!
Сердце из груди подскочило куда-то к горлу, стало трудно дышать.
- За...зачем я тебе, Рюузаки...
Я не знал, что говорить. А он не знал, как озвучить свои чувства.
Я эгоист, Лайт-кун. Ты просто терпел меня рядом, я чувствовал это. Но без тебя я уже не мог оставаться. Я не могу объяснить, что это такое. Сейчас у меня самый близкий человек - это ты.
ДА ЧТО ЖЕ ОН ДЕЛАЕТ С МОИМ СЕРДЦЕМ!
- Рюузаки! Я ведь не оставляю тебя.
- Лайт-кун, - прошептал он. - Объясни, что со мной происходит...
Я улыбнулся.
- Видимо, тебе просто осточертело твое одиночество.
Его глаза жгли меня.
- Нет, Лайт-кун. Этого мало.
- Почему? - спросил я.
- Потому что мне очень хочется прикоснуться к тебе. Прости меня, я сошел с ума.
Удивление мое переросло в смущение.
- Рюузаки... Ну хорошо, делай что хочешь.
Он протянул руку и коснулся моих волос. Запустив в них свои пальцы, он убрал прядь с моего лица. Провел по щеке, как бы вытирая несуществующую слезу. В этот момент мне не хотелось думать. Не хотелось даже дышать. Я просто отдался ощущениям. От прикосновений его руки мне было как-то по-особенному тепло и приятно, и я сам не заметил, как подался щекой навстречу его ладони. Эта невинная ласка уже не смущала меня. Все было так просто и естественно...
ЧТО СЛУЧИЛОСЬ? ПОЧЕМУ ОН ВДРУГ УБРАЛ РУКУ?
- Прости... Не знаю, что на меня нашло..., - он отвернулся, опустив голову, словно устыдившись своих действий. Но у меня в этот момент появилось странное чувство, что мне дали и тут же отняли что-то очень дорогое. Я не мог этого допустить. Я схватил его голову обеими руками, развернул лицом к себе и впился в его губы поцелуем, неожиданным для меня самого...
Когда я отстранился, я едва смог перевести дыхание. Увидел его огромные глаза.
- Лайт-кун...
Я сглотнул пересохшим горлом.
- На меня... тоже... нашло... Наверное, я ужасно целуюсь.
- Не знаю, Лайт-кун. Меня до этого никто не целовал, сравнивать мне не с чем.
- Сколько тебе лет, Рюузаки?
- Недавно стукнуло двадцать пять.
Возникло молчание. Длиною в целую вечность...
- Почему ты поцеловал меня? - вдруг спросил он.
Я нахмурился.
- Не задавай дурацких вопросов. Больше этого не повторится.
Он слегка улыбнулся.
- Очень жаль.
Пронзительная тишина царила вокруг нас. Наше молчание сливалось с окружающей тишью, олицетворяя собой пустоту, которую необходимо чем-то заполнить.
Иначе ничего не останется.
Иначе исчезнет мир.
Иначе исчезнем МЫ. Он и я...
Я не могу исчезнуть. А ОН ДОЛЖЕН, ДОЛЖЕН!!! ПОЧЕМУ МНЕ ВСЕ ТЯЖЕЛЕЕ ОБ ЭТОМ ДУМАТЬ?..
- Поехали домой, Рюузаки.
Он завел мотор, и автомобиль тронулся с места.

***

Всю дорогу мы молчали. Не сказали друг другу ни единого слова. Так же молча ехали в лифте, лишь смотрели друг на друга, не отрывая взгляда.
Не сговариваясь, мы быстрыми шагами двинулись к маленькой комнате Рюузаки. Как только дверь закрылась за нами, я вцепился в рукав его белого тонкого свитера и смял его около плеча. Он просунул руки под мою куртку. Я двинул плечами, и куртка упала на пол. Свой джемпер я снял сам, роняя его следом. Рюузаки приблизил ко мне свое лицо и приоткрытыми губами накрыл мои губы. Его язык ворвался в мой рот, и я ответил ему.
Мы оба не учились ласкам любви. Наш первый опыт был стихийным, спонтанным, но получился довольно чувственным. Мы безумно хотели друг друга, и наши тела сами подсказывали нам алгоритм действий.
...Он прижался ко мне, и я почувствовал, что он возбужден до предела.
СОВСЕМ КАК Я.
Я снова схватил его за свитер и потянул вверх.
- Сними...
Он рывком снял свитер, который последовал на пол за моей одеждой. Я увидел, какое у него аккуратное тело. Мои ладони легли на его грудь и погладили белоснежную кожу, не тронутую загаром. От моих прикосновений он напрягся, и из его губ вырвался судорожный вздох. Его пальцы лихорадочно расстегивали мои брюки; я же, в свою очередь, возился с молнией на его джинсах.
Мы полностью освободились от одежды.
Я запустил пальцы в его волосы, приближая его голову к себе. Он жаркими поцелуями покрывал мою шею, а я прижался лицом к нему, вдыхая запах его волос, сжимая рукой черную прядь. Он взял мои руки в свои и поднял их над моей головой, прижимая меня к стене. Обеими ладонями он медленно провел от кончиков моих пальцев вдоль по всей длине моего тела, попутно опускаясь вниз, и я резко вздохнул, ощутив теплую влажность его языка... Его губы обхватывали меня внизу, ритмично двигаясь, а я думал о том, что от возбуждения уже не могу дышать... Я был на пределе. Он почувствовал это и остановился. Поднялся на ноги, наклонился ко мне и прошептал в самое ухо, словно стесняясь:
- Прикоснись ко мне... Пожалуйста...
Я протянул руку и коснулся горячей плоти. Возбуждение увлекало меня все дальше... Я гладил Рюузаки, слушая его тихие стоны и сходя с ума от гладкости его кожи.
Он снова опустился передо мной на пол и привлек меня к себе. Его руки обнимали меня, губы целовали мою грудь, и я вдруг почувствовал, как его тонкие пальцы аккуратно проникают в мое тело.
Мое дыхание участилось.
- Я хочу тебя, Лайт-кун, - прошептал он.
Я подумал, что вряд ли физически смогу впустить его в себя.
- Рюузаки... Мы оба не умеем этого делать...
Он гладил меня по спине.
- Я буду осторожен...
Он крепко обнял меня и все остальное время не выпускал из объятий, заглушая боль поцелуями. Я находился на его коленях лицом к нему и видел его глаза, огромные и мистические.
ОН ПРЕКРАСЕН. ОН МОЙ.
ТОЛЬКО МОЙ.
Он гладил мою возбужденную плоть своей ладонью, постепенно усиливая ритм. Мы двигались в такт друг другу, и в финальный момент мне показалось, что я распался на тысячи маленьких кусочков. Дрожь охватила мое тело, и все поплыло перед глазами. мои мышцы сокращались как бешеные...
И тут я услышал его прерывистый стон. Его пальцы вцепились в меня на какое-то время, а затем хватка ослабла, он прижался головой к моему плечу и прошептал, едва переводя дыхание:
- Теперь я понял, что со мной происходит. Я люблю Лайт-куна...
А что же происходило СО МНОЙ?! Ведь я так жаждал его смерти! Я сейчас я обнимаю его, зарывшись лицом в его черные волосы, и мечтаю, чтобы это не заканчивалось никогда.
Я тоже начинаю кое-что понимать. Справедливость - понятие растяжимое... И не хочется мне больше никого карать... Зачем мне Новый мир, если у меня появился свой собственный, где существуем только мы двое?
От Тетради смерти я избавляться не стану. Просто отложу ее в дальний ящик. Но, если будет нужно, ради НЕГО я уничтожу весь белый свет!
Я НЕ ХОЧУ ЕГО СМЕРТИ! Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ОН БЫЛ РЯДОМ...
Поменяю ли я когда-нибудь свое решение снова?
Черт меня знает.
ЧЕРТ ЗНАЕТ...

***
Конец.

@темы: Death Note, NC-17, аниме, фанфики, яой

21:02 

Мы заслужили крылья

Самый хороший учитель в жизни — опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво.
Название: Мы заслужили крылья.
Автор: Laura Ryuzaki.
Бета: Главное правильные кнопки нажимать)))
Рейтинг: PG - 15
Дисклеймер: от прав на персонажей... ОТКАЗЫВАЮСЬ.
Пейринг: L/Light.
Жанр: ангст, яой, мистика)
Содержание: Встреча Л и Лайта после разлуки (вольная интерпретация). Возможно, кто-нибудь уже описывал подобный предсказуемый сюжет...
Копирование: только с шапкой и обязательным указанием автора!
Статус: закончен.
От автора: Запрещается использовать мои названия в своих фанфиках!!! приятного прочтения)

***
Глава 1.

От кого и куда я бежал сейчас? Что я делаю на этих холодных ступенях? Боже, как больно... Невыносимо... Я не чувствю свою руку... В груди такая боль, что хочется кричать. Но я боюсь. Боюсь, что от моего крика разорвется сердце.
Подо мной что-то горячее и липкое... Это моя кровь? Мне кажется, или ее становится все больше? спасибо тебе, моя жестокая боль! Ты есть, а значит, я еще жив..."
Веки Ягами Лайта потяжелели. Мучительно захотелось закрыть глаза. Н овидение, представившееся вдруг его потухающему взору, побудило сфокусировать взгляд.
Перед ним стоял человек. Он был одет в мешковатые джинсы и белую кофту. Его черные волосы лежали в непричесанном беспорядке, а густая челка скрывала взгляд. Горячая, обжигающая волна родилась в груди Ягами Лайта и выстрелами разошлась по телу, усиливая боль от ран. В этом человеке он узнал Рюузаки!
"Я умер. Теперь я точно это знаю. Ты пришел встретить меня у порога вечности. Ты и на этом свете меня нашел... Я так рад видеть тебя снова. Простишь ли ты..."
Фигура приблизилась.Рюузаки опустился на ступени рядом с Лайтом.
- Здравствуй, Лайт-кун.
Этот голос... Он всколыхнул в душе Ягами бурю воспоминаний и ощущений. Так никто не обращался к нему на протяжении последних шести лет. Снова жаркая волна вспыхнула в груди, но Лайт не хотел обращать внимание на боль. Глотая подступившие к горлу слезы, он лишь ждал... мучительно ждал взуков этого голоса.
- Я мертв? - глухо спросил Ягами.
- В той же степени, что и я, Лайт-кун, - ответил тот же голос... О Боже!
И, проваливаясь в небытие, Лайт успел почувствовать, как его измученное тело бережно подхватили чьи-то руки и аккуратно, потихоньку понесли куда-то.

...Мучительные видения никак не хотели отступать и вились вокруг него, словно рой мелких, назойливых мошек. Как долго это продолжалось?... Но время отсутствовало, и ответа на вопрос Ягами не находил. и очень сильно, всем сердцем он пожелал вырваться из этого плена.
Резко открылись светло-карие миндалевидные глаза. И неожиданно встретили на себе взгляд огромных немигающих глаз...
- Я так рад, что ты пришел в себя, Лайт-кун.
Ягами Лайт сглотнул пересохшим горлом.
- Рюузаки...
- Теперь все будет хорошо. Лайт-кун поправится.
Лайт огляделся. Он лежал в постели в большой просторной комнате. Через окно проникали солнечные лучи. Лайт зажмурился, - так стало больно глазам, отвыкшим от света.
- Рюузаки... Пить...
Рюузаки приподнял голову парня рукой, другой поднес к его губам стакан с водой. Лайт сделал пару отрывистых глотков, закашлялся. Рюузаки продолжал поддерживать его за шею.
- Что со мной? Где мы, Рюузаки?
- Все в порядке, Лайт-кун. Ты у меня. И ты идешь на поправк.
-Но.., - Лайт раскрыл карие глаза и посмотрел в лицо Рюузаки. - Тогда, шесть лет тому назад... У меня на руках.., - он осекся, замолчал, опустив голову.
Не сводя взгляда проницательных глаз с лица Ягами Лайта, Рюузаки произнес:
- Я живой... Как и Лайт-кун. Хотя мы оба должэны были умереть. Можешь считать, что нам выпал второй шанс.
Глаза Лайта блеснули.
- Живы... Мы оба живы! - он снова закашлялся, и Рюузаки пришлось поддержать его голову повыше, слегка прислонив к себе. Кашель затих. Лайт в изнеможении прижался лбом к груди Рюузаки.
- Живы.., - он словно смаковал это слово, до конца не веря, что это правда. И вдруг он услышал... В груди, к которой прислонилась его голова, он нашел ответ на свой вопрос. Там билось настоящее, живое сердце Рюузаки! Он отчетливо слышал его стук. Ровный, размеренный. Приносящий надежду...
В душе вновь ожило то мучительное раскаяние, которое терзало Ягами все эти годы. Слезы обожгли глаза Лайта, и он зарыдал как мальчишка, спрятав лицо на груди L.
-Лайт-кун! Ты что, плачешь?..
Частые вздрагивания плеч были ему ответом. Все еще придерживая голову Ягами, Рюузаки свободной рукой обнял его.
- Рюу...за...ки, - прорыдал Лайт. Так хотели прорваться наружу слова... Ему хотелось попросить прощения за всю причиненную другу боль, за предательство, за смех на его могиле... Но он не мог произнести этих слов, и от этого становилось еще мучительнее и больнее. С губ слетел лишь тихий шепот:
- Прости... меня...
Спокойный голос донесся до его слуха.
- Неужели Лайт-кун сомневается... я ждал тебя шесть лет, наблюдал за твоими действиями. Да, я ненавидел Киру. Но я не мог бросить своего первого и единственного друга... умирать. Я пришел за тобой...
От этих слов рыдания Лайта возобновились с новой силой. До чего чистая душа! До чего простые, ясные как день суждения о дружбе и преданности! Да этот человек в тысячу, в миллион раз более великий, нежели низвергнутый Бог Нового Мира!
- Я так рад, Рюузаки, - проговорил Лайт в белую кофту друга. - Рад, потому что самый важный человек в моей жизни пришел ко мне в трудную минуту... И я знаю, что теперь от жизни мне не нужно больше ничего...
Лайт говорил, а Рюузаки думал о том, как хорошо, что Ягами уткнулся в его кофту и не видит... Быстро-быстро пробежала слеза по бледной щеке.
Детективу еще никто не говорил таких слов.

***
Глава 2.

- А теперь ложись. Ты еще слаб.
Лайт лег на постель.
- Так значит, эти годы ты скрывался, Рюузаки. Все были уверены, что тебя нет в живых... Ты что, сам инсценировал свои похороны?
Рюузаки отвернулся.
- Какая теперь разница? Я здесь, ты видишь меня, и этого достаточно. У меня теперь другое имя, ведь мир уверен, что L нет в живых... Но я бы очень хотел, чтобы ты по-прежнему звал меня Рюузаки... Я так давно не слышал этого имени.
Ягами Лайт не мог насмотреться на L, своего давнего друга-врага.
- Ты совсем не изменился, Рюузаки. И одеваешьс так же.
- Отстал от моды, да? - при этом L сделал такое комичное выражение лица, что Лайт, несмотря на слабость, расхохотался.
- А вот ты изменился, Лайт-кун. Повзрослел. Стал настоящим мужчиной. Сколько тебе сейчас, двадцать четыре?
Лайт улыбнулся.
- Да, вот только настоящий мужчина хотел бы уже выздороветь и встать с постели!
- Тебя возвращали к жизни лучшие врачи. Я сам день и ночь ухаживал за тобой. Ты очень долго не приходил в сознание. Твою руку прооперировали - была прострелена кость. .. Но теперь ты уже почти совсем в порядке, - неожиданная улыбка осветила лицо Рюузаки. Лайт отметил про себя, что совсем забыл, как улыбается его друг., какое ласковое выражение приобретают в этот момент его глаза...
- Сейчас тебе необходимо поспать, - проговорил Рюузаки.
- Побудешь со мной?
- Да.
И, уже смежив веки и проваливаясь в сон, Ягами Лайт едва слышно прошептал:
- Спасибо, Рюузаки...
На этот раз он спал спокойно. Тяжелые сны отступили.

...Постепенно силы возвращались к Лайту.
В один из дней Рюузаки сидел за коимпьютером и ел ложечкой торт. Лайт подошел незаметно и тихо проговорил:
- Приятного аппетита!
Рюузаки выронил ложечку.
- Лайт-кун! Зачем же так пугать!
Лайт рассмеялся. В нем проснулся мальчишка. А Рюузаки произнес уже спокойнее:
- Я вижу, ты уже ходишь.
- Да, Рюузаки. Я чувствую себя прекрасно. И еще я бы что-нибудь съел.
- Хочешь торта?
Поскольку ложечка позабыто лежала на полу, Рюузаки взял кусочек торта пальцами и протянул Лайту. Ягами потянулся и откусил кусок. Торт был необыкновенно вкусный, без приторной сладости, которую когда-то раньше так любил Рюузаки. Прожевав, Лайт снова потянулся к руке L и взял с его руки остатки торта губами, случайно прихватив его пальцы. Съел, облизнув губы, довольно зажмурился.
- Вкусно...
Рюузаки же смущенно переводил взгляд то на облизывающего губы Ягами Лайта, то на свои пальцы. Он и сам имел привычку облизывать пальцы от сладкого, но когда это делал Ягами...
- Ты измазался кремом, - произнес Рюузаки, протянув руку к лицу Лайта. Он провел пальцем по уголку губ друга, собирая остатки крема.
- Будешь? - наивно спросил L.
Лайт приоткрыл рот и обхватил губами палец Рюузаки, слизывая крем. L почувствовал прикосновение языка к своей коже в горячем рту Ягами.
- Ты съел весь мой торт, - проговорил он. - Здесь еще осталось немного крема. Это мне.
Он потянулся и собрал губами небольшое пятнышко крема на щеке Лайта. Нос Ягами уткнулся в лохматые черные волосы Рюузаки, и Лайт ощутил давно забытый аромат сладкой ванили, исходящий от кожи и волос L.
Жар охватил Ягами Лайта от кончиков пальцев ног до корней волос. Как соскучился он по этому аромату, по этим глазам... Запустил пальцы в черные непослушные волосы, слегка отстранив от себя голову Рюузаки. Горящими глазами взглянул в его глаза, попав под огонь проницательного серого взгляда. Он хотел вписать в свое сознание каждую черточку забытого и такого родного лица. В ответ Рюузаки тоже резким движением запустил пальцы рук в волосы Лайта и, притянув его к себе, прижался губами к его губам. Лайт жадно впился в губы Рюузаки, стремительно проникая языком в его рот. Он не мог сдерживаться больше. "Как же я соскучился по тебе... Как соскучился...", - стучало у него в голове. Руки их гладили волосы, водили по плечам, сжимали в объятиях... Они не останавливали поцелуй, и наплевать, что им не хватало дыхания.Лайту показалось, что он сошел с ума. Он не мог остановиться и несдержанно, жадно целовал лицо Рюузаки, - сантиметр за сантиметром, - щеки, глаза, приоткрытые губы, - боясь, что его друг может снова исчезнуть из его жизни. Сердца их, живые до невозможности, бешено стучали. Рюузаки, словно голодный, набросился на Ягами Лайта, покрывая поцелуями его обнаженный торс. Рывком Лайт снял кофту с L. Обезумевшие олт неожиданной для них страсти, они походили на диких зверей, - жадно набрасывались друг на друга, вновь и вновь вцеплялись друг другу в волосы, кусали за плечи, впивались в губы... Они впитывали в себя каждую клеточку друг друга, словно хотели слитьс воедино после долгой разлуки.
Не удерживаясь на ногах, они упали на пол. Лайт лежал на Рюузаки, самозабвенно целуя его тело, прижимая его за руки к полу. Рюузаки переплел свои пальцы с пальцами Лайта, крепко сжимая их. Лайт покрывал поцелуями нежную бледную кожу живота L, вздрагивавшего от прикосновений. Опустился ниже, уткнувшись лицом в напрягшуюся выпуклость джинсов. Погладился щекой, словно котенок. Высвобождая пальцы из рук Рюузаки, он приподнялся и снова приник к его губам поцелуем. Руки его потянулись к молнии на джинсах, расстегнули их, приспустив, освободив напряженную, горячую плоть. Дыхание Рюузаки сбилось. Лайт наклонился и ощутил пульсирующий жар губами...
- Ааааах..., - выдохнул Рюузаки. Он впервые почувствовал, какое это невероятное ощущение. Губы Лайта ритмично двигались, побуждая подаваться им навстречу. Смущения не было, было лишь невероятной силы желание ласкать это желанное тело. И Лайт усилил ритм. Рука Рюузаки гладила его по волосам, не останавливаясь, ноги слегка дрожали. Внезапно крупная дрожь перенеслась на все его тело, он обеими руками вцепился в волосы Лайта и прижался телом к его губам. Участилось дыхание.
- Лайт-кууууун!... - закричал в исступлении Рюузаки, закрыв глаза. Его щеки покраснели, руки ослабли, и он в изнеможении откинулся на пол, тяжело дыша. Лайт приподнялся и поцеловал обессиленного Рюузаки в губы. Тот ответил ему, увлекая Ягами на пол рядом с собой.
- Я хочу, чтобы тебе тоже было хорошо... Так же, как для меня сделал ты...
Сердце Лайта забилось еще чаще, когда он почувствовал руки Рюузаки под тонкой тканью трусов. Почувствовал, как губы L прикоснулись к нему... там... начали двигаться... Никогда еще Лайту не было настолько приятно. Ведь эти губы оказались вдруг самыми желанными, самыми родными на свете... Он чувствовал своей плотью тепло рта L, и из его губ вырвался прерывистый шепот:
- Какой ты теплый... Рюузаки... Такой... ласковый... любимый мой.., - Лайт задохнулся, тело его напряглось и забилось в таком сильнейшем оргазме, что на глазах выступили слезинки. Ему было так хорошо, как никогда в жизни.
...Лайт приподнялся, притянув к себе Рюузаки. Тыльной стороной кисти аккуратно вытер влажную капельку, оставшуюся в уголке его рта. Глаза Рюузаки неотрывно смотрели на Лайта. Ягами снова приник к его губам, благодаря L ласковым, глубоким поцелуем.
- Как ты назвал меня?.. - тихо спросил Рюузаки.
- Любимый мой. Реагируй как хочешь, но я люблю тебя, Рюузаки. Жаль, что мне понадобилось столько времени, чтобы это понять...
Рюузаки не сводил глаз с поникшей головы Ягами Лайта.
- Я столько лет ждал Лайт-куна... Так скучал по тебе. И я счастлив, что ты рядом.
- А тебе, Рюузаки, любить меня точно не за что..., - Лайт продолжал сидеть, поникнув головой. Глаза спрятались за карамельной челкой. Рюузаки положил свои руки на плечи друга и неожиданно как следует встряхнул. Лайт удивленно поднял голову и посмотрел на L.
- У Лайт-куна все-таки остались сомнения? У меня ведь нет и никогда не было никого дороже тебя, в целом свете! Понимаешь?... Я всегда любил Лайт-куна. А теперь услышал, что и Лайт-кун любит меня...
Не отрывая взгляда от любимых глаз, Ягами Лайт улыбнулся и приобнял Рюузаки за плечи, в свою очредь легонько встряхнув.
- Я счастлив, Рюузаки! Счастлив, ты понимаешь?!... - он и не замечал, что кричит.

***
Глава 3.

Они сидели рядом, прислонившись друг к другу плечами.
- Я должен тебе кое-что сказать, Лайт-кун, - произнес Рюузаки. - я заключил договор с шинигами.
- Что?! - Лайт удивленно посмотрел на него.
- Тогда, шесть лет назад, пятого ноября... я действительно умер. Я был по ту сторону, Лайт-кун, и я видел этот мир. Но я не мог умереть, не сделав кого-то счастливым. Ведь я так много не успел сделать, будучи живым. А за незавершенные дела шинигами не получают крыльев. И я заключил договор с шинигами. Мне продлили земную жизнь до той поры, пока я не сделаю счастливым того, кого люблю...
Лайт увидел, что вокруг тела Рюузаки возникло легкое сияние. L улыбнулся счастливой улыбкой. Так прекрасно он не улыбался еще никогда. Словно из воздуха, за его спиной материализовались большие, ослепительно белые крылья.
- Нет! - закричал Лайт, и из глаз его брызнули слезы. - я не хочу снова и навсегда потерять тебя, Рюузаки! Я могу быть счастлив только рядом с тобой, а иначе мне жизнь и вовсе не нужна! - он плакал в голос.
- Не надо плакать, Лайт-кун, - все так же улыбаясь, произнес Рюузаки. - Ведь и твоя жизнь окончилась там, на холодных ступенях лестницы. Но тебя оставили рядом со мной ради той же миссии. Дали второй шанс. Лайт-кун любит меня, и я теперь счастлив тоже. Мы оба заслужили крылья, Лайт-кун. И в иной мир мы тоже уходим вместе.
Лайт оглянулся через плечо, почувствовав новое ощущение. За его спиной шевелились огромные крылья, черные, как ночь. Он взмахнул ими и поднялся в воздух, рассекая его. Рюузаки летел впереди, все так же улыбаясь и взмахивая ослепительно сияющими белизной крыльями. Лайт летел за ним и смотрел на влекущее сияние, исходящее от этих белых крыльев. И вдруг он понял...
"Белые крылья! Он ведь не шинигами... Он ангел! Лишь ангелами могут стать невинные души..."
Они улетали, постепенно растворяясь в пространстве. Улетали в иной мир, где все идет круговоротом как продолжение земного бытия.
Белое и черное.
Идентичность и непримиримость.
Ангел и демон.
Любовь и война.

...Они навсегда вместе...

***
Конец.

@темы: Death Note, аниме, фанфики, яой

20:59 

Не стесняйся

Самый хороший учитель в жизни — опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво.
Название: Не стесняйся.
Автор: Laura Ryuzaki.
Бета: Собственной персоной.
Рейтинг: NC-17
Фэндом: Death Note.
Дисклеймер: От прав на персонажей по-прежнему отказываюсь!
Пейринг: L\Light
Жанр: Slash. Яой!!!
Содержание: Пикантная ситуация и двое на цепи)))
Статус: закончен.
Копирование: с обязательным указанием автора!
Запрещается: использовать мои названия или содержание под чужим именем!!! найду везде!
От автора: Приятного прочтения!

- Лайт-кун, иди сюда, - Рюузаки направился к компьютеру, на цепи потянув за собой Лайта.
- Подожди, куда ты так резко меня тянешь! - воскликнул Ягами и, неловко ступая, споткнулся о гору видеокассет, в беспорядке лежащих на полу. Не удержавшись, он покачнулся, но потерял равновесие и упал, больно ударившись животом об острый угол ящика для кассет, валявшегося рядом.
- Черт, Рюузаки, зачем так резко дергать!
- Извини, я не хотел, - L смотрел на Лайта, который, хмурясь, поднимался с пола. - Больно?
- Нет, все в порядке.
Ночью, раздеваясь перед сном, Лайт почувствовал, что внизу живота возобновилась надоедливая боль. Отвернувшись от Рюузаки, он быстро сбросил одежду и нырнул под одеяло. Он не хотел, чтобы Рюузаки заметил, что ему больно. Но никому еще не удавалось что-либо скрыть от пристального взгляда L.
- Лайт-кун, что у тебя с лицом? Ты хмуришься так, словно у тебя что-то болит.
- Н-нет, Рюузаки. Я просто хочу спать.
- Да.
От боли сон не шел. Лайт просунул руку под одеяло и погладил больное место на животе. Это могло бы принести облегчение, если бы не одна особенность его тела. При равномерном поглаживании низа живота у Лайта непременно наступала эрекция...
Он отдернул руку и снова поморщзился от ноющей боли. Рюузаки не сводил с него взгляда. Он включил ночник и подсел вплотную к Лайту.
- Лайт-кун, ты что, поранился, когда упал?
Лайт натянул одеяло повыше.
- Да все в порядке, Рюузаки!
- Покажи, - L попытался откинуть одеяло, но Лайт на полпути перехватил его.
- Не надо, Рюузаки.
- Покажи мне.
Он настойчиво стянул одеяло с обнаженного тела Лайта, и взору его предстал огромный синяк на животе Ягами. Глаза L расширились от удивления.
- У тебя здесь синяк, Лайт-кун.
- Ну и что! - нахмурился Лайт. Рюузаки протянул руку и прикоснулся к животу Лайта. Тот тихонько вскрикнул.
- Больно? - поинтересовался Рюузаки.
- Щекотно, - огрызнулся Лайт.
- Прости. Это я виноват. Я резко дернул тебя за цепь. Не бойся, нужно разогнать кровь.
Рюузаки начал поглаживать рукой ушибленное место на животе Лайта.
- Н-не надо, Рюузаки, пожалуйста..., - простонал Лайт.
- Потерпи, боли станет меньше.
Несвоевременная эрекция дала о себе знать. Лайту стало неловко.
- Рюузаки, когда мне гладят живот, я...
Но L уже все увидел сам.
- Ох, прости. Я же не знал...
- Еще бы я сказал тебе такое! - произнес Лайт, покраснев.
Но он чувствовал, что ему хочется гладить свой живот и дальше, тем более что синяк все равно болел. Рюузаки сидел рядом на корточках, приложив большой палец руки к губам.
- Лайт-кун, придется не обращать внимания на твою эрекцию и продолжить лечить синяк, - равнодушно проговорил он.
- Легко тебе говорить, - вздохнул Лайт. - Тело-то мое! Мне так неловко...
- Не волнуйся, Лайт-кун. Я же не девушка. Чем ты от меня-то отличаешься?... - Рюузаки ободряюще улыбнулся. Он снова протянул руку и продолжил поглаживать живот Лайта, производя легкие массажные движения. Ягами чувствовал, что боль будто бы отступает, но другая часть его тела по-прежнему настойчиво требовала к себе внимания... Участилось дыхание.
- Все, Рюузаки... Хватит...
- Ты думаешь?
Лайт снова нахмурился.
- Тебе нравится смущать меня?
- А тебе нравится так думать, Лайт-кун? Я, кажется, не давал к этому повода и просто пытаюсь тебе помочь. Но, если тебе неприятно, массируй сам.
- Спасибо, Рюузаки... Я лучше сам.
- Хорошо.
Рюузаки лег на спину, устремив взгляд в потолок. Лайта одолевало нестерпимое желание гладить свой живот, ласкать свою возбужденную плось. Но он не мог позволить себе этого, поскольку рядом находился Рюузаки.
Живот продолжал болеть, и Лайт возобновил массаж. Его рука водила по животу как-то неловко, и он вдруг вскрикнул от резкой боли. Рюузаки повернулся.
- Ты неправильно делаешь, Лайт-кун. Води рукой вот так.
Он положил ладонь на руку Лайта и начал направлять ее. Возбуждение Ягами нарастало. Он уже не мог справиться с собой. Чувствуя приближающуюся разрядку, он свободной рукой обхватил свою возбужденную плоть и сжал ее. Тихо и прерывисто постанывая, он откинул голову на подушку и излился влагой, смочив свой живот и пальцы Рюузаки.
Отдышавшись, он резко отвернулся. Он чувствовал стыд, унижение и злость. Слезы смущения брызнули из глаз. L посмотрел на свою влажную руку, затем перевел взгляд на спину Ягами.
- Лайт-кун... Я просто хотел тебе помочь. Это случайность, тебе нечего стыдиться. Я же тоже человек и все понимаю.
- Зато ты очень хорошо умеешь себя контролировать, - пробурчал в подушку Лайт. - С тобой такого никогда бы не случилось.
Рюузаки вздохнул. Прикоснулся к плечу Лайта.
- Лайт-кун... Посмотри на меня.
- Не хочу.
- Пожалуйста.
Лайт повернулся, нахмуренный.
- Чего тебе?
- Дай руку, не бойся.
L взял руку Лайта в свою и прикоснулся ей к низу своего живота. Ладонь Ягами ощутила горячую напрягшуюся плоть. Лайт резко отдернул руку.
- Ты чего, Рюузаки?!
- Ты понял? Мне должно быть еще более стыдно, нежели тебе, Лайт-кун. Если я и умею контролировать желания своего тела, это еще не значит, что у меня их нет. Поэтому тебе не нужно смущаться из-за твоих реакций.
Лайт исподлобья взглянул на L.
- И ты постоянно подавляешь свои желания?
- Да. Я просто умею переключаться на другое.
- И сейчас тоже?
Рюузаки опустил глаза.
- Сейчас не получается.
Лайт вдруг улыбнулся.
- Рюузаки, тебе просто нужна женщина.
- Лайт-кун... Лучше скажи, как твой живот.
Лайт чувствовал облегчение. Боль понемногу отступала.
- Почти не болит!
- Я рад.
Рюузаки так же лежал на спине, задумчиво глядя в потолок. Лайт повернулся к нему и лег, подпрев голову рукой.
- Ну и что? Так и будешь мучиться?
- Ты о чем, Лайт-кун?
Лайт покраснел.
- О твоей... эрекции. Ты, если что, тоже... не стесняйся...
- Не волнуйся так.
Но Лайт вдруг просунул руку под одеяло и сам тихонько прикоснулся к Рюузаки.
- Можно?...
- А?... - глаза L расширились. Повернув голову, он удивленно посмотрел на Лайта. Но ничего не сказал. Любопытство Лайта взяло верх, и его пальцы обхватили горячую плоть L, начали гладить верх-вниз... У L перехватило дыхание. Лайт наклонился к самому уху Рюузаки и прошептал так тихо, что сам едва услышал себя:
- Мне продолжать?...
Вместо ответа L откинулся на подушку и прерывисто вздохнул. Лайт продолжал свои движения, постепенно убыстряя темп. Внезапно Рюузаки произнес срывающимся шепотом:
- Мне кажется, этого мало, Лайт-кун...
Лайт посмотрел на него.
- Что ты хочешь?
- Я хочу тебя.
- Рюузаки! - Лайт вскочил в постели.
- Ты же сам сказал, чтобы я не стеснялся, Лайт-кун. Не думай обо мне плохо. Я обычный парень... Просто ты - первый, кто... прикоснулся ко мне. Необходимо завершить начатое.
Лайт стал пунцовым с головы до пальчиков ног.
- Ты правда этого очень хочешь?
Рюузаки рукой привлек Лайта на постель.
- Очень хочу.
Он лег сверху на Лайта и обнял его. Ягами почувствовал близкое дыхание L и прошептал в его губы:
- Это же больно...
- Расслабься...
Рюузаки приник ртом к приоткрытым губам Лайта. Лайт ответил на его поцелуй. Сердце бешено колотилось, а мозг осознавал, что после того, что происходит сейчас, они не смогут смотреть друг другу в глаза.
Лайт почувствовал боль и резко выдохнул. На глазах выступили слезы. Рюузаки не отрываясь смотрел ему в глаза. Он произвел следующий аккуратный толчок.
- Дыши глубже и медленнее... Это должно помочь.
Лайт сделал глубокий вдох. Выдох. Снова вдох. И впустил L до конца...
Рюузаки двигался в его теле, постепенно наращивая темп. Его дыхание сбивалось, а глаза продолжали не мигая смотреть на Лайта.
- Не смотри... на меня..., - простонал Ягами.
- Не могу..., - задыхаясь, прошептал L. - Я хочу смотреть на тебя...
- Когда-нибудь... я с тобой... сделаю... то же самое..., - прерывисто выдыхал Лайт слово за словом.
В этот момент тело L напряглось, он прижался лицом к плечу Лайта и вцепился в него зубами. Лайт вскрикнул, и L горячо излился в его тело.
Замерев на несколько минут, он откинулся на постель, все еще тяжело дыша. Лайт повернулся к нему.
- Ну ты даешь, Рюузаки, - произнес он.
- Спасибо, Лайт-кун... Еще раз прошу: не думай обо мне плохо.
Да брось ты! Оба хороши...
Лайт засмеялся, но вдруг тихо охнул от боли. Рюузаки присел и посмотрел на Ягами.
Что случилось? Опять живот? Или у тебя болит... там?
- Н-нет, - Лайт поморщился. - Плечо... Ты меня укусил...
- Я?!.. - искренне удивился Рюузаки. Он приблизился к Ягами и потрогал его плечо, на котором краснели следы от зубов.
- Бедный раненый Лайт-кун, - усмехнулся L. - Теперь будем лечить твое плечо.
Рюузаки начал гладить плечо Лайта ладонью. Ягами Лайт лежал молча, но через несколько минут раздраженно пробормотал:
- Рюузаки, я убью тебя.
- Что случилось, Лайт-кун? Тебе неприятно?
- Перестань гладить мое плечо!
- Почему?
Лайт нахмурился и резким движением откинул одеяло, представив взору L свое напрягшееся мужское естество. Глаза L широко раскрылись от удивления.
- Лайт-кун, ты меня поражаешь! Плечо - еще одна твоя эрогенная зона?
Лайт вдруг рассмеялся.
- Я думаю, Рюузаки, плечо тут ни при чем. Видимо, это реакция на твои прикосновения.
В ответ на это улыбнулся и L.
***
Конец.

@темы: Death Note, NC-17, аниме, фанфики, яой

20:57 

С закрытыми глазами

Самый хороший учитель в жизни — опыт. Берет, правда, дорого, но объясняет доходчиво.
Название: С закрытыми глазами.
Автор: Laura Ryuzaki.
Бета: Собственной персоной.
Рейтинг: NC-17
Фэндом: Death Note.
Дисклеймер: От прав на персонажей по-прежнему отказываюсь!
Пейринг: L\Light
Жанр: Slash. Яой!!!
Содержание: Очередная вольная интерпретация. Посредственный фик без идеи и главной мысли.
Статус: закончен.
Копирование: с обязательным указанием автора!
Запрещается: использовать мои названия или содержание под чужим именем!!! найду везде!
От автора: Приятного прочтения!

***
Снайперский выстрел Ватари немного запоздал. Прежде чем пистолет выпал из пробитой пулей руки, Хигучи успел выстрелить в вертолет, идущий на посадку.
Рука Рюузаки дрогнула, резко дернув рычаг. Вертолет тряхнуло. Лайт повернулся к L и увидел, что его друг бледнее обычного, а голова его бессильно откинулась назад.
- Рюузаки!
Но тот не отвечал. Лайт смотрел, как окрашивается кровью белая кофта L. Пуля пробила плечо.
- Рюузаки! - еще раз выкрикнул Лайт.
Собрав последние силы, L встряхнул головой и посадил вертолет. Лайт лихорадочно расстегивал на L ремень безопасности, чтобы помочь выбраться из вертолета, когда вдруг раздался крик:
- Ложись!!!
Из последних сил Хигучи здоровой рукой схватил лежащий пистолет и снова выстрелил по вертолету, как пришлось... В ту же секунду Лайт бросился на L, уронил его на пол и накрыл своим телом. Они лежали так, ожидая, когда полицейские наконец-то скрутят Хигучи.
Лайт лежал на L, опустив голову и прижавшись лицом к его здоровому плечу. Рюузаки тяжело дышал.
- Не волнуйся... за меня..., - прошептал он с усилием.
- Не разговаривай, ты ранен, - ответил ему Лайт, прижимая руками руки Рюузаки к полу.
- Но, Лайт-кун..., - L еще хотел что-то сказать, но Лайт снова прошептал:
- Тише!
И, так как руки Ягами были заняты, он не придумал иного способа заставить Рюузаки молчать. Он просто прижался губами к его губам... Это был даже не поцелуй. Лайт просто понимал, что от лишнего напряжения и разговоров, которые давались L очень тяжело, кровотечение лишь усилится. Он был взволнован и испуган за друга.
Теперь Хигучи был не опасен. Лайт слез с Рюузаки, слегка приподнял его и прислонил к себе. Они увидели, как полицейские изъяли у Хигучи тетрадь. Они победили... В этот момент Рюузаки потерял сознание...
...Детектива доставили в штаб на полицейской машине.
- Скорее! - прокричал Ягами Соичиро. - Несите его в душ! Необходимо промыть рану!
С усилием сняв кофту с бессознательного детектива, Лайт и Айзава затолкнули L под душевую струю. Окрашенная кровью вода стекала на пол, омывая раненое тело. Прозрачные ручейки сбегали с мокрых волос на бледное лицо и ненадолго задерживались на ресницах закрытых глаз. Голова безвольно откинулась назад на тонкой шее.
Выключив душ, Лайт и Айзава вдвоем подхватили L и унесли на кровать, где его переодел заботливый Ватари.
Врачи хорошо сделали свою работу. На следующий день Рюузаки почувствовал себя лучше.
Шли дни. Рана зарубцевалась, и в повязке уже не было необходимости. Вечером Рюузаки сидел в одиночестве в своей комнате перед монитором. В дверь постучали, и вошел Ягами Лайт.
- Привет, Рюузаки.
- Входи, Лайт-кун. Ты давно не приходил сюда.
Лайт сделал несколько шагов вглубь комнаты.
- Но ведь дело Киры закрыто. Я не хотел надоедать тебе своим присутствием.
- Понятно, - L опустил голову, и его взгляд неподвижно уперся в пол. Лайт посмотрел на него и приблизился.
- Я решил зайти, узнать, как твое плечо.
L встал, засунул руки в карманы джинсов.
- Все в порядке, большое спасибо за заботу, Лайт-кун.
Он отвернулся. Лайт недоумевал. Он подошел к L и положил ему руки на плечи.
Что за настроение, Рюузаки!
L поднял на него глаза.
- Лайт-кун мой единственный друг. Будет очень жаль, если он больше не придет.
- Почему не приду? - удивился Лайт.
- Нас с тобой объединяло общее дело поимки Киры. Мне очень нравилось работать с тобой. Но сейчас у тебя своя жизнь, семья, друзья, Амане Миса... А я снова остаюсь в одиночестве, как и раньше...
Лайт заглянул в глаза детектива.
- Рюузаки! За кого ты меня принимаешь! Это из-за того, что я долго не приходил?
Забывшись, Лайт сжал рукой плечо Рюузаки. Тот вздрогнул и побледнел.
- Ох... Прости...
- Ничего, все в порядке, - поморщившись, произнес L. Лайт улыбнулся.
- Рюузаки! Ты не будешь против, если я останусь до утра здесь? Мы с тобой поболтаем, как в старые добрые времена.
- Оставайся, если хочешь. Я буду рад.
Лайт так же стоял напротив L.
- Можно взглянуть на твой шрам?
L смутился. Затем проговорил:
- Хорошо...
Он стянул через голову свою белую кофту и стыдливо прижал ее к груди, обнажив лишь плечи. Лайт увидел шрам на правом плече Рюузаки. Протянул руку.
- Рюузаки, - тихо произнес он. - Давай мне кофту. Ты же ее мнешь.
- Прости..., - пальцы Рюузаки расслабились, и Лайт вытянул кофту из его рук. Повернувшись, он повесил ее на спинку стула. Затем снова взглянул на Рюузаки. Тот стоял полуобнаженный, слегка ссутулившись и прижав руки к груди. Лайт снова приблизился к нему. Протянул руку и очень осторожно погладил шрам кончиками пальцев.
- Больно?... - прошептал он.
- Почти нет...
- Ты знаешь, - тихо проговорил Лайт. - Я тогда очень за тебя испугался.
- Это правда, Лайт-кун?
- Да...
- Прости.
Внезапно Лайта охватил незнакомый ему порыв, вызванный этой стыдливой покорностью. Он приблизился и легонько прикоснулся к шраму губами... L задрожал.
- Лайт-кун... Что ты делаешь?..
- Это чтобы больше не болело...
- Спасибо...
Лайт поднял глаза на L и вдруг обхватил ладонями его лицо.
- Рюузаки! Тогда, в вертолете... Это не было поцелуем, ты понимаешь?
L неотрывно смотрел на Лайта.
- Да, я понимаю.
- А я думал, что тебе неприятно. Я избегал тебя потому, что мне было стыдно... Стыдно за свой поступок.
- Тебе не за что избегать меня, Лайт-кун. Я скучал по тебе.
- И я по тебе тоже, - Лайт продолжал держать ладонями лицо L, и вдруг прижался лбом к его лбу. Оба одновременно закрыли глаза.
- Лайт-кун, - прошептал Рюузаки. - Что бы ни случилось, не избегай меня.
- Хорошо...
Руки Рюузаки, прижатые к груди, слегка дрожали.
- Тебе холодно? - спросил Лайт.
- Нет.
- Ты меня стесняешься?
L промолчал.
- Опусти руки, - прошептал Лайт. Рюузаки повиновался. Они так и стояли, прижавшись друг к другу лбами.
- Давай не будем открывать глаза...
- Давай...
Рюузаки почувствовал, как во мраке губы Лайта робко коснулись его губ. Ощутил, как руки Ягами првели по его волосам, затем аккуратно обняли за плечи. Ощутил еще один легкий поцелуй на раненом плече. Затем второй, третий...
L не мог вымолвить ни слова. Он не мог даже двигаться и до конца не понимал, что происходит. А Лайт снова прикоснулся губами к его губам. L стоял, замерев.
- Что с тобой?... - прошептал Лайт. - Ты такого не знал?...
- Да..., - раздалс еле слышный шепот L.
- Ты хочешь поцеловать меня тоже?...
- Рюузаки долго молчал, затем тихо-тихо проговорил:
- Да...
Он приоткрыл губы, и Лайт вновь прикоснулся к ним своими. Слегка пошевелил языком и в ответ почувствовал движение языка Рюузаки. Ладонь L легла на затылок Ягами, тонкие пальцы переплелись с каштановыми прядями волос. Не открывая глаз, Лайт чувствовал на губах сладкий вкус губ и языка Рюузаки. Внезапно L слегка отстранился, и Лайт услышал у своего лица тихий шепот:
- Могу я... прикоснуться к Лайт-куну?...
- Да..., - Лайт торопливо стащил через голову коричневую водолазку. Почувствовал, как тонкая прохладная рука L медленно провела по его обнаженной груди. Он прерывисто вздохнул. L опустил голову на плечо Лайта и прижался лицом к его шее, вдыхая запах кожи. Лайт обнял его; Рюузаки, в свою очередь, тоже сомкнул руки на спине друга. Крепко прижал Лайта к себе и ощутил его возбуждение. С закрытыми глазами, наощупь, Рюузаки расстегнул молнию на брюках Лайта.
- Что ты делаешь..., - выдохнул Лайт.
- Ты возбужден..., - прошептал L.
Длинные пальцы проникли под одежду, осторожно поглаживали, ласкали, изучали... Лайт застонал. Его рука перехватила руку L.
- Рюузаки... Я не выдержу...
- Ну и не выдерживай, Лайт-кун... Все равно ты возбужден...
- Я не хочу... без тебя...
По-прежнему не открывая глаз, Лайт расстегнул джинсы Рюузаки и прикоснулся к нему ладонью. Рюузаки вздрогнул. Лайт приник к губам L и снова проник в его сладкий рот своим языком. От ощущений у обоих кружилась голова, а руки продолжали ласкать тела друг друга, поддаваясь запретной страсти. Дыхание у обоих участилось и стало шумным, и внезапно Лайт откинул голову назад и протяжно застонал. Услышав этот стон, Рюузаки резко содрогнулся, его зубы сжались, и на пике ощущений он прижался к Лайту всем телом.
Темнота закрытых глаз словно взорвалась яркой вспышкой, будто закоротило электричество. И они одновременно провалились в эту яркую бездну.
"Что бы ни случилось... Не избегай меня..."
"Я не могу больше избегать тебя... Это выше моих сил...."

***
Конец.

Жаркоооо? ;)

@темы: Death Note, NC-17, аниме, фанфики, яой

В плену у безысходности

главная